Желчь кабана лечебные свойства

Желчь кабана лечебные свойства

Кабан или дикая свинья относится к роду настоящих свиней, семейству Свиные и отряду парнокопытные. Тело покрыто грубой щетиной и пухом, сменяющимся один раз в году.

Вепрь – во все времена и эпохи принимался всерьез людьми как опасный неукротимый зверь. В Средневековой Европе – охота на кабана французскими дворянами причислялось к числу наиболее серьезных занятий, а добытый в конной загонной охоте такой трофей к числу наиболее почетных отличий удачливого охотника.

В России следует четко отличать многообразие практик выслеживания и охоты на кабана. В средней полосе России, на Кавказе, в плавнях Кубани или тростниках низовий Волги, везде практиковались свои способы добычи, соответствующе разным было и отношение к этому зверю.

Уссурийский кабан – самый крупный и особый подвид дикой свиньи Евразии, родные местообитания его выходят на берега Тихого океана. Здесь его распространение на юге Российского Дальнего Востока повсеместно совпадает с областью произрастания кедрово-широколиственных и смешанных лесов, приурочено к наиболее богатым и разнообразным по пищевой ценности лесным угодьям.

По морфологическим признакам, кабаны относятся к парнокопытным – животным с телом средней и крупной величины, расположенной на толстых коротких ногах с крупной головой, заканчивающейся длинным конусообразным рылом.
Звери эти — хорошо приспособлены к всеядному питанию и корму, легко и без устали извлекаемому ими из толщи почвы.

Характерное отличие самцов свиней (секачей) – свирепая морда с острым рылом, верхние клыки, выступающие из-под губ, в паре с нижними, образующими грозное природное оружие. Верхняя и нижняя – обе пары клыков, столь любимые охотниками-трофейщиками и выставляемые на самом видном месте в виде медальонов, при жизни секача — это нечто совсем другое.

Размеры клыков зависят, прежде всего, от возраста зверя, трофейную ценность начинают представлять клыки кабана в возрасте четырех-пяти лет, полного же развития таковые достигают у секачей семи-восьмилетнего возраста.

Они представляют собой, одновременно оружие турецких янычар — боевые кинжалы-ятаганы, и они же превращаются садовые ножницы-секаторы, с помощью которых дикие свиньи успешно решают свои «пропитательные» задачи.

И когда кабан нападает, неважно отбивается от тигра или медведя-шатуна, или когда после своего ранения, кабан встречает своего незадачливого врага-охотника, клыки представляют собой грозное оружие, силу которого предпочитают не испытывать на себе самые опасные хищники планеты.

Но по мере наступления старости, у выживших в природе животных вершины клыков постепенно затупляются, их развитие останавливается, сами клыки могут обламываться. Это верный признак и условие отшельничества, такие секачи в размножении уже перестают участвовать, зато при добыче мясо таких самцов может быть хорошего качества даже в период гона, когда охотниками стараются максимально оградить себя от встречи в невкусным и чрезвычайно опасным в это время матерым секачом.
Здесь мне вспоминается один забавный случай. Я вышел не очень рано из зимовья, было хорошее солнечное и нехолодное декабрьское утро. За день до этого выпал снежок, и уже вполне понятно было, что таковой не растает до весны. Ветки деревьев всех пород представляли собой чудесное сказочное видение, густо опушенные снегом, и покорно склонившие к еще не промерзшей земле.

Идти было легко и приятно, карабин на плече, бинокль на груди, запасные патроны в кармане маскировочного комбинезона… Трудно было удержаться от желания запечатлеть окружающую меня красоту, и я приостановился, прислонил винтовку к дереву, скинул легкий походный рюкзачок, а за такими у нас закреплялось с легкой руки академика, прозвище «гнидничек».

Я откупорил массивный кожух-футляр своего «сонника» и выпрямился, вылавливая лучший кадр, и в этот момент, когда я еще держал в руках фотоаппарат, я заметил лишний черный пень. По тропе этой многажды хожено, и можно сказать уже на автомате примечается что-то необычное. Листок дубовый новый замечаешь, а тут цельный пень…

И вот в этот момент еще утренних тягучих еще дум, приходит сначала в форме внутреннего вопроса – а может быть это и не пень? Дальше, происходит замыкание нужной нейронной цепочки… Один импульс еще идет в мозг – это опознание пня, сравнение в базой данных, что хранится еще от пращуров, и ответ-предположение – что здесь что-то не то. А другой импульс достиг левой руки, мягко выпускающий фотоаппарат на рюкзак, что путается под ногами…

Тело тянется к дереву, и правая рука хватает-сжимает шейку винтовочного приклада. Глаза как у популярного советского актера в буквальном смысле раздваиваются, и если один следит за телодвижениями, другой сканирует рассматривает пень. И тот не подвел, оправдал ожидание, прекратившись в спинищу кабана размером чуть поменьше легкого плавающего танка. Дальше мелькают- пролетают доли секунд, рывок ружья к плечу, заменяющего классическую вскидку…

Первый пошел – это уже относилось к кабану, который с места набрал очень приличную рысь… нажатие на спуск…. ЧОООРТТ, предохранитель! Четкий щелчок назад, прорезь, мушка, оптика… Ничего уже не вылавливается – стреляем по стволу, ведь кабанищу то кажется этим стволом и ткнуть можно. Раскатистый ба-бааах трехсотого магнума. И только треск и шелест…

Да ушел, ускакал, протаранил все что попалось ему в этот раз на пути – дороге… Бывает, что вот так слишком близко повстречаешь зверя, что месяцами не видишь в обычный сезон. Хотя при нормальном раздумье, все эти почему отпадают, — кедрач вблизи зимовья мы не дали спилить лихим людишкам, вот зверюга и наведался, шишки подобрать да закусить по-легкому.

Кабан — активное всеядное животное. Мощное рыло кабана может дать фору
слабосильному китайскому трактору по своим возможностям перепахивания почвы. Круглый год эти звери питаются стеблями разнообразной травянистой растительности, перерывая неимоверно большие площади лесной подстилки и самой почвы.

Не пропускают кабаны и животной пищи, питаясь почвенными беспозвоночными,
падалью, они способны попутно, при случае, найти и разорить наземное гнездо лесной пичуги. Охотно поедают корневища и луковицы растений, сочные стебли крупных дальневосточных злаков в летний период, а зимой концентрируются в зарослях зимующего хвоща. Очень любят эти вечно-зеленые пупырчато-составные жердинки в болотинках лесных.

Кабан регулярно посещает зерновые поля, но основная пища кабанов – желуди
дальневосточных дубов и кедровые орехи. В годы регулярных обильных урожаев кабанов становится много, быстро возрастает и общее число желающих полакомиться замечательным по вкусу свиным мясом. Именно в этот период, обостряется конкуренция тигра и человека за право охоты и главное самой добычи столь привлекательного своими вкусовыми качествами зверя.

На Дальнем Востоке – дубняки, кедрово-широколиственные, кедрово-еловые,
долинные леса… везде можно надеяться встретить свиней. Сами табуны кабанов постоянно передвигаются, и иногда на длительные расстояния, спасаясь от двуногих и четвероногих хищников.

Кабаны чрезвычайно выносливы, легко передвигаются по горам, часто возникает ощущение, что для них нет никакой разницы, карабкаться по обрывистым кручам вверх, или стремительными торпедами «слетать» вниз, спасаясь от явной или кажущейся опасности.

И тигр, и человек, охотятся сходным образом вначале, когда отыскивают кабанов по следам, но первый, может неделями терпеливо и неустанно сопровождать кормовые перемещения кабаньих стад. Н финальной стадии, всегда чоень похожий алгоритм: преследование, выслеживание и внезапный момент добычи, безусловно, схожи как наиболее популярные способы охоты
крупнейшей лесной кошки и человека.

Кабан способен без больших затруднений преодолевать два – три десятка километров за сутки, при обилии корма, кабанья «группа» может неделями перепахивать заснеженные склоны, где густым слоем складирован желудь или орех, в общей сложности, смещаясь на двести – триста метров вверх или вниз по склону, медленно смещаясь, продвигаясь поочередно от одних продуктивных древесных куртин к другим.

Часто в такие периоды кабан бывает достаточно беспечен, более того, в тихую погоду можно услышать (и даже почуять запах зверей) за несколько сотен метров. Несмотря на то, что в свином стаде существует несомненная иерархия: старая свинья – «чушка-лидер», у опытных особей «матриархат» позволяет большим объединенным семействам успешно переживать бескормицу.

При глубокоснежье сильные взрослые особи пробивают дорогу, и дальневосточный охотовед Сергей Кучеренко писал, что если в семье – верховенство всегда остается за свиньей, то в стаде – два вожака она и секач, который на переходах является арьергардом, поддерживая безопасность и порядок.

На кормежке часто царит забавная кутерьма: поросята, подсвинки, взрослые особи… шумно пируют, визги, шорох, клацанье зубов — все это сливается в достаточно громкую какофонию. Но если внезапно последует сигнал тревоги, то стадо мгновенно бывает — готово удирать иди защищаться.

В бескормные многоснежные зимы, и особенно если их беспокоят, кабанов найти трудно. Они могут покидать обычные места зимней кормежки в хвощевниках, и забираются в глухие отдаленные малопосещаемые хребты, занятые елово-пихтовой тайгой.

Там они способны существовать месяцами на относительно небольших участках, выбирая все съедобное в пределах заросших и сухих водотоков лесных ключей. В такие годы гибнет множество ослабевших зверей, гибнут массово молодые, больные или старые, ослабевшие от бескормицы особи. После таких массовых падежей, также как и после страшных эпизоотий, типа чумы свиней, численность кабана медленно восстанавливается в течении нескольких лет.

На всей обширной территории Российского Дальнего Востока можно по пальцам
пересчитать охотничьи хозяйства, где проводится регулярная подкормка кабанов. И следовательно, нет доступной пищи, нет и доступного к охоте поголовья зверей.

В такие годы лишь на очень крупную охотничью удачу в это время можно надеяться – теоретически всегда может состояться встреча с трофейным секачом-одиночкой, для которого неписаны законы стадного обитания.

Впрочем, трофейная охота никогда не завлекала местных охотников. Мясо и еще раз мясо – вот главный стимул кабаньей охоты здесь. В годы, когда популяция кабана находится в хорошем состоянии, охота на кабана не вызывает больших затруднений.

Читайте также:  Беременность после гистероскопии

Местным охотникам здорово помогают собаки, причем любого происхождения.
Дворняжки, страшные помеси бойцовых собак, овчарок, лайкоиды всех мастей часто сопровождают деревенских охотников.

Городские охотники, владельцы лаек по-разному относятся к таким охотам, не каждая лайка будет хорошо и, главное долго работать. Азартные собаки часто становятся жертвой секачей, да и чушки могут порвать серьезно даже крупную лайку.

Но и не дремлет главный конкурент охотника на кабана – тигр, заслышав лай собак непременно бросит самую лакомую добычу, и будут кружить скрадывать извечных врагов своих в кошачьей жизни – собак.

В Приморье, и в Приамурье потеря хороших зверовых собак от тигра не является редкостью, скорее наоборот, весь вопрос – во времени – сколько сможет прожить счастливица, кормилица промысловика.

Не тигр, так кабан; ни кабан – так лихой человек (съедают, воруют, травят) или гибель лаек – верных спутников промысловика под колесами все более и более множащегося городского и сельского транспорта.

Обращаясь к уссурийскому кабану, в плане вольной охоты на этого зверя нельзя назвать в последние пятьдесят лет ни одного сколь-нибудь продолжительного периода, когда можно было бы утверждать, что в пределах его дальневосточного района обитания «зверя было много».

Пробовали разные меры, и полные запреты охоты на несколько лет, и выдачу
лицензий (разрешений) пытались ограничивать, многократно совещались о различных способах – какими можно было поднять численность кабана. Сделать так, чтобы всем хватало, но не разу не получалось.

Причины, откровенно говоря, стабильно низкой численности кабана называются разные: это и неурожаи кормов, глубокоснежье, крепкие морозы, произвол крупных хищников и самого человека, болезни, голодное сельское население, скучающие горожане-охотники и т.п.

Много всякого- разного, и здесь нельзя отрицать несомненную значимость каждой из них, но в то же время, ни одна из данных проблем не является фатальной, в том, что кабана в крае может быть много. Но особую тревогу вызывает то хищническое отношение к лесу, к тайге, к кормилице зверюшек, птичек и самого человека.

Огромные высокопродуктивных массивы кедровников были сведены еще в советский период стараниями огромных леспромхозов. В 80-е годы хоть и поздновато, но спохватились и стали пытаться сохранять – наиболее продуктивные, создавая «орехово-промысловые зоны», предназначенные для устойчивого поддержания и урожаев и зверья.

В конце прошлого века, да и до сих пор лес воровали и воровали по-разному, и по крупному сотнями тысяч кубометров, и по мелочам туда машинку другую продать семью прокормить. Раньше от экспорта кормились лишь отдельные компании, а уж потом… кто успевал.

И сейчас воровство не прекращается, все мало-мальски доступное идет под топор да пилу, преимущественно «черных лесорубов». Вот в этих условиях, и пытается выжить и кабан, и тигр, и другое зверье в Приморье и Приамурье. До порядка ли наведения в охоте на кабанов в таких еще диких и трудно добываемых у власть предержащих? Но надежда – есть, но время в очередной раз покажет. Хотя обосновано такое наше извечное русское «авось»?

И напоследок о кабане в разговоре, следует особо сказать о кабаньей желчи. У охотников Дальнего Востока (русских, китайцев, корейцев) наряду с медвежьей желчью высоким спросом пользуется желчь диких кабанов. В ряде случаев при лечении болезней она действует более радикально, а корейские и китайские купцы скупали ее по довольно высокой цене.

По размерам желчный пузырь крупных кабанов почти не уступает медвежьему,
консистенция содержимого более жидкая, чем у медведя, цвет коричневато-зеленый, вкус горький, запах специфический.

Обработка, консервирование, хранение и применение желчи диких кабанов
проводятся также как для желчи медведей. При консервации желчь кабанов также темнеет.

Потомственный знаток охотничьего ремесла В.Ю. Янковский, считал, что пока желчь выпаривается, пустой желчный пузырь необходимо слегка подсушить над огнем, соскоблить и удалить излишки пленок, жира и прирезей мяса и размять руками до состояния полусухого эластичного мешочка.

Всему пузырю вместе с помещенной в него затвердевшей желчью придают форму
плоской котлетки и перевязывают прочной нитью. Излишки пузыря отрезают, и товар готов. Ищи китайца-перекупщика и продавай, особенно хорошо пойдет, если добавишь инородцу – корешок-другой женьшеня и соболей десяток. Наши соседи рачительны и мимо себя выгоды не пропустят!

В. Размахнин — кандидат биологических наук
ЦНИЛ Главохоты РСФСР
Статья из журнала "Охота и охотничье хозяйство",
№7, 1988 год. стр. 14-15.

Древняя медицина оставила немало эффективных рецептов приготовления и использования лекарственных средств животного и растительного происхождения. На протяжении тысячелетий человек предпринимал попытки найти в природе средства, способные облегчить страдания при разного рода болезнях. Процесс накопления медицинских знаний шел крайне медленно, но постепенно на рубеже IV — III тысячелетий до новой эры сформировались древнейшие медицинские школы. К ним относится так называемая тибетская медицина — своеобразная система, имеющая свою историю, литературу и методы врачевания. Она возникла и развилась под влиянием двух культур — индийской и китайской. Зародилась эта система в Индии и вместе с буддизмом распространилась в Тибете и Китае. Позднее тибетская медицина получила распространение в Монголии откуда в середине XVIII века начала проникать в восточные районы России.

Лекарственные свойства желчи диких животных, известные с древнейших времен, способствовали изучении, разработке и выпуску медицинских препаратов из желчи крупного рогатого скота и свиней. Были созданы препараты — холензим, аллохол, биллиарин, в составе которых преобладают вещества, содержащиеся в желчи. Важно при этом отметить, что рекомендации по применению этих препаратов в основном соответствуют рецептам древней медицины. Разница же заключается в более узком спектре заболеваний, при которых рекомендуются препараты, получаемые из желчи домашних животных, — острый и хронический гепатит, холецистит, холангит, артроз.. Форма выпуска препаратов ограничена двумя лекарственными формами — таблетками и консервированной желчью.

В странах Юго-Восточной Азии, ряде районов Сибири и Приморья в народной медицине лекарства из желчи медведя, кабана, соболя используют при лечении заболеваний печени и желудка, желтухи, дизентерии, воспаления глаз, злокачественных нарывов и язв, ревматизма и заболеваний суставов, а также с целью дегельминтизации. Лекарства готовятся в виде порошков, пилюль, мазей, настоек. Столь существенная разница в применении препаратов из желчи домашних и диких животных объясняется, по-видимому, значительным количественным и качественным различием содержания биологически активных веществ.

Желчный пузырь у большинства млекопитающих является придатком печени — самой крупной пищеварительной железы. В нем собирается синтезируемая печенью желчь, которая в комплексе с ферментами поджелудочной железы расщепляет в кишечнике жиры до фракций, способных усваиваться организмом, активизирует перистальтику кишечника. Поэтому у плотоядных животных, пища которых богата жирами, размеры печени и желчного пузыря значительно больше чем у травоядных. У диких животных, накапливающих к зиме значительные запасы жира и использующих его в периоды бескормицы или зимней спячки, желчь в процессе эволюции приобрела исключительно важное значение. Этим объясняется более высокая концентрация и активность содержимого желчных пузырей у таких видов, как медведь, кабан, соболь. При этом, как подметили врачеватели древности, лечебные свойства желчи более высоки у животных, добытых в осенне-зимний период. У самок, обладающих более интенсивным обменом веществ, лечебные свойства желчи значительно выше, чем у самцов.

До изучения особенностей химического состава желчи диких животных и разработки. технологии получения из нее медицинских препаратов у отечественных исследователей до сих пор "не дошли руки". А между тем на внешнем рынке на протяжении столетий спрос на желчь, прежде всего медвежью, не ослабевает, и цены на нее растут.

Стоимость одного желчного пузыря бурого медведя, поставляемого из Северной Америки на рынки Гонконга, доходит до 3 тыс. долларов. До сравнительно недавнего времени медвежья желчь высоко ценилась у коренных жителей Восточной Сибири и Дальнего Востока. Еще в конце прошлого века высушенный желчный пузырь медведя приравнивался по стоимости к двум быкам и составлял самую ценную продукцию медвежьего промысла (Черкасов, 1962).

В начале текущего столетия в Джунгарском Алатау, на Тянь-Шане, горном Алтае за желчный пузырь медведя давали две-три соболиные шкурки или лошадь (Грачев, 1982).

В Приморье наряду с желчью медведя китайские и корейские купцы скупали по высокой цене консервированную желчь кабана (Янковский, 1970). На территории Приморья и Приамурья желчь соболя успешно использовалась в народной медицине коренных жителей (Кимонко, 1971). На внутреннем рынке цены на консервированную желчь медведя в 70-х годах доходили до 100 руб. за высушенный пузырь (Воронов, 1973).

Учитывая многочисленные запросы читателей нашего журнала после публикации в 1969 г. статьи "Медвежья желчь", в данной работе освещены вопросы консервации желчи и ее использования в отдельных районах страны.

При добыче зверя изъятие пузыря должно производиться незамедлительно. Опыт народной медицины свидетельствует, что желчь, изъятая из туши, через 2-3 часа, плохо сгущается и теряет свои лечебные свойства.

Стенки желчного пузыря, состоящие из трех оболочек — слизистой, мышечной и серозной, довольно прочны, однако при отделении его с помощью указательного пальца от печени, нужна достаточная осторожность. У отделенного пузыря перевязывают желчный проток ниткой, шпагатом или при его достаточной длине завязывают узлом.

В разных промысловых районах Сибири и Дальнего Востока сложились свои методы консервации желчи.

На Алтае, в Саянах, Забайкалье чаще используется пассивный метод консервации путем длительной сушки — завяливания. Поверхность пузыря осторожно очищают от жира, крови, а затем, в холодное время года, сушат в отапливаемом месте. Необходимо следить за тем, чтобы желчный пузырь не соприкасался с предметами, имеющими специфический запах. Испарение влаги из желчи через поры пузыря при таком способе продолжается в течение 20-40 дней. Целостность оболочки пузыря препятствует развитию в нем микрофлоры и утечке содержимого. Консервацию считают законченной когда содержимое пузыря на ощупь приобретает консистенцию пластилина. Желчному пузырю придается удлиненная и уплощенная каплевидная форма.

Читайте также:  Внутрисинусовая киста левой почки

В районах Приморья и Приамурья, где исторически укоренились методы, близкие к требованиям тибетской медицины, чаще применяется активный метод консервации желчи медведя и кабана. У добытых зверей также осторожно отделяют желчный пузырь от печени и перевязывают выводной проток. В зимовье, на базе содержимое пузыря выливают в эмалированную или из нержавеющей стали посуду. В отдельных случаях в желчи встречаются крупинки песка, желчные камни, и тогда необходимо профильтровать ее через 2-3 слоя марли. Посудину с желчью устанавливают на горячую печь. доводят до слабого кипения при постоянном помешивании и выпаривают до пластилинообразного состояния. Пока желчь выпаривается, пустой желчный пузырь подсушивают и разминают до эластичного состояния. Остатки жира и кровь с него иногда удаляют с использованием теплой золы. Сгущенную желчь тщательно соскребают со стенок емкости и закладывают в подготовленный пузырь. После придания пузырю нужной формы, его шейку перевязывают ниткой. В такой упаковке желчь не усыхает и не портится долгие годы.

В Приамурье и южных районах Якутии консервацию желчных пузырей соболя проводили в основном пассивным способом.

При необходимости заготовить желчь медведя и кабана для собственных нужд целесообразно, кроме описанных выше методов, использовать и технологию консервации, применяющуюся на заводах медицинской промышленности. При консервации желчи ее необходимо отфильтровать через 2-3 слоя марли, добавить 10 % по объему 96 %-ного этилового спирта, 1 % спиртового раствора фурацилина, (0.5 г. фурацилина на 0.75 л. 70 %-ного спирта), 1 % ароматической отдушки. Смесь пастеризуют при температуре 60?С в течении 30 мин, а затем разливают в стерильные флаконы. При изготовлении сгущенной желчи она подвергается фильтрации, а затем упариванию в эмалированной или из нержавеющей стали посуде в течение 12-16 часов при температуре 60-70?С. Выпаривание продолжается до десятикратного уменьшения объема массы сырой желчи. Сгущенную таким образом желчь разливают в стерильную посуду.

При хранении в прохладном и защищенном от света месте консервированная и сгущенная желчь сохраняет свои лечебные свойства в течение 2,5-3 лет.

За многие годы экспедиционных работ в различных уголках Сибири и Дальнего Востока автором собраны данные об использовании охотниками желчи диких животных. В отдаленных поселках таежные старожилы успешно используют мазь из желчи для лечения пролежней, наружных язв и ран. Свежий желчный пузырь медведя или кабана до отказа заполняют жиром с околопочечной оболочки. Через сутки при периодическом перемешивании жир полностью растворяется, и получается желтая сметанообразная мазь. Ею тонким слоем аккуратно смазываются поврежденные участки кожи. Хранят мазь в холодном, затемненном месте.

Большинство охотников-промысловиков страдают в пожилом возрасте от артритов — болезней суставов. Длительные физические перегрузки, переохлаждения, воздействия частых и резких перепадов температуры заканчиваются обычно профессиональными заболеваниями суставов и их деформацией. Врачи предполагают, что это вызывают нейрососудистые нарушения, изменяющие питание и трофику тканей суставов. В это случае 20-30 г. сгущенной медвежьей или кабаньей желчи растворяют в 500 мл. (60 %-ного) спирта. Настойку готовят в течение недели при периодическом встряхивании и хранении в темном месте. Применяют ее наружно в виде компрессов, растираний, как обезболивающее и рассасывающее средство. есть примеры, когда охотники аналогичным способом снимали ревматические боли, облегчали мучения при радикулите и отложении солей в суставах.

При хроническом гастрите, холецистите используют настойку, приготовленную из расчета 5 г. высушенной желчи медведя или кабана на 500 мл. (40 %-ного) спирта. Принимают по чайной (столовой) ложке три раза в день перед едой в течение 2-3 недель.

В низовьях Амура и южных районах Якутии используют для тех же целей замороженную или высушенную желчь соболя, приравнивая по весу 20 желчных пузырей соболя к одному желчному пузырю медведя.

При использовании любых лечебных препаратов и средств народной медицины нужно всегда помнить основополагающее правило тибетской и современной медицины — организм каждого человека индивидуален и неповторим, реакция на любые внешние раздражители у каждого своя, собственная. Поэтому всегда необходим самоконтроль за состоянием организма и особенно при лечении.

Заготовки желчи диких животных в последнее десятилетие практически прекратились, несмотря на имеющиеся значительные возможности в развитии экспорта этой продукции охотничьего промысла.

В настоящее время центральная лаборатория Главохоты РСФСР разрабатывает технические условия на консервированную желчь медведя и проект заготовительных цен на нее.

Медвежья желчь быстро и эффективно лечит опухоли, в т.ч. и злокачественные (онкология), язву желудка и 12-перстной кишки, артриты, радикулит, подагру, ревматизм, остеохондроз, импотенцию, простатит, болезни обмена веществ, хронические панкреатиты, колиты, гастриты, значительно облегчает состояние при сахарном диабете, лучевую болезнь (выводит радионуклиды из организма), способствует заживлению старых ран, повышает иммунитет, рекомендуется лицам, перенесшим тяжелые инфекционные заболевания для поддержания жизненного тонуса, а также в качестве профилактических целей, всего около 100 заболеваний.

СХЕМА ЛЕЧЕНИЯ. Как употреблять медвежью желчь.

Для внутреннего употребления (несложные заболевания, профилактика) 24 грамма медвежьей желчи настаивается на 0,5 л. 40% спирта.

Для наружного применения 28 грамм медвежьей желчи настаивается на 0,5 л. 60% спирта.

Настаивается четыре недели, ежедневно взбалтывая.

Принимать внутрь 3 раза в день за один час до еды по чайной, десертной или столовой ложке. Дозировка зависит от веса, роста, возраста человека, вида заболевания. При весе от 40 до 60 кг. — 1 чайная ложка; при весе от 61 до 85 кг. — по 2 чайной ложке; при весе от 85 до 100 кг. — по одной десертной ложке; при весе свыше 100 кг — по одной столовой ложке.

Категорически запрещается запивать водой или заедать чем-либо сразу после принятия.

Во рту будет сохраняться горечь ( ). Таким образом, одна боль будет другую ( ). В период применения медвежьей желчи крайне не желательно употребление любых спиртных, в т.ч. и пива.

Принимается настойка в течение 1-2 месяцев непрерывно (в зависимости от тяжести заболевания). После чего делается перерыв один месяц, и еще 1-2 месяца — закрепительный курс.

Данная схема особенно эффективна при очень тяжелых онкологических заболеваниях (доброкачественные и злокачественные опухоли), полученной сильной дозе облучения, лучевой болезни, гепатитах и .

Рекомендуется так же при слабой эрекции у мужчин и простатитах — в этих случаях за короткое время достигается просто поразительный результат!

Исключительно сильные результаты достигаются при чередовании использования медвежьей желчи и бобровой струи. Они великолепно дополняют друг друга.

Превосходные результаты медвежья желчь и бобровая струя показывают при наружном применении — в виде компрессов, примочек (сильные ушибы, гематомы, переломы), способствуют быстрому заживлению ран, сращиванию раздробленных и переломанных костей, при разрывах связок и сухожилий, уменьшению опухолей и гематом.

Каждому пациенту назначается строго индивидуальная дозировка и схема применения. Мы неоднократно встречали людей, которые вследствие неправильного применения медвежьей желчи, передозировки себе желудок, либо получали сильное отравление — поэтому применять желчь необходимо крайне осторожно. В первую очередь, проконсультироваться со специалистами, которые имеют многолетний опыт работы с медвежьей желчью. К сожалению, в России таких специалистов очень мало.

В странах Юго-Восточной Азии, в Сибири и на юге Дальнего Востока в народной медицине лекарства из желчи диких животных широко используют при лечении заболеваний печени и желудка, желтухи, дизентерии, воспалении глаз, злокачественных нарывов и язв, ревматизма и заболеваний суставов, а также с целью дегельминтиации. Формы лекарств самые разнообразные — порошки, пилюли, мази, настойки.

Одной из важных физиологических функций печени и желчного пузыря является расщепление жиров пищи до усвояемых организмом фракций. Поэтому у плотоядных животных, пища которых наиболее богата жирами, относительные размеры печени и желчного пузыря значительно больше, чем у травоядных. У всеядных животных размеры желчного пузыря более близки к плотоядным. У диких животных, накапливающих к зиме большие запасы жира и использующих его в период бескормицы или зимней спячки, желчь в процессе эволюции приобрела исключительно важное значение. Этим объясняется более высокая концентрация и активность желчных пузырей у таких видов, как медведь, кабан и другие. При этом, как подметили врачеватели древности, лечебные свойства желчи более высоки у особей, добытых в осенне-зимний период. У самок, обладающих более интенсивным обменом веществ, целебная сила желчи выше, чем у самцов.

Однако, как справедливо заметил В. Размахнин (1988), до изучения особенностей химического состава желчи диких животных и разработки получения из нее разнообразных медицинских препаратов у наших отечественных исследовате¬лей до сих пор «не дошли руки». А между тем спрос на желчь из года в год растет, что очевидно связа¬но с общим ухудшением экологической обстановки и возрастающей потребностью людей в биоло-гически активных средствах природного происхождения.

Медвежья желчь

Наибольшей популярностью в народной и тибетской медицине пользуется желчь медведей. В нашей стране обитает три вида медведей — бу-рый, белогрудый и белый. Два последних занесены в Красные книги и добыча их запрещена, хотя ряд специалистов считает, что придание статуса редкого вида для белогрудого медведя сделано поспешно, и в ряде районов он мог бы еще быть объектом строго контролируемого промысла.

Из всех видов наиболее ценной считается желчь белогрудого медведя, хотя в размерах она и уступает таковой бурого медведя. Об использова-нии желчи белого медведя в литературе сведений нет, хотя, в принципе, она тоже может служить источником для лекарственных средств.
Свежая медвежья желчь — желеобразное, липкое, красновато-желтое вещество, темнеющее при высыхании. На вкус она горькая и обладает особым: ароматом. Наибольшую лекарственную ценность представляет желчь, полученная от медве¬дей, добытых в осенне-зимний период. В другие сезоны года желчь по консистенции более жидкая и при консервировании плохо сгущается. Особые качества медвежьей желчи в осенне-зимний период связаны с обменом веществ зверя, залегающего в спячку, и с качеством запасов жира, содержащего в это время больше, чем обычно, непредельных жирных кислот.

Читайте также:  Гипербарическая оксигенация показания и противопоказания

Обработка и консервирование

Желчный пузырь от добытого зверя можно извлечь сразу, как только сделан длинный разрез шкуры по брюху от анального отверстия до нижней губы (это в случае снятия шкуры пластом или ковром, что делается у медведя, кабана), или после снятия шкуры до грудной клетки (соболь, барсук и др.). По мнению ряда специалистов, извлекать желчный пузырь можно и непосредственно в процессе потрошения туши. Однако надо помнить, что, согласно опыту народной медицины, желчь, изъятая из туши через 2—3 часа, плохо сгущается и теряет свои лечебные свойства. Для извлечения желчи ножом вскрывается брюшина по средней линии живота — она оттягивается пальцами вверх,^ чтобы не повредить внутренности, и затем сам пузырь отделяется от печени. Чтобы не поврерить при этом желчь, желчную протоку пережимают большим пальцем и отрезают часть печени вместе с желчным пузырем. Стенки желчного пузыря, состоящие из трех оболочек — слизистой, мышечной и серозной, достаточно прочные, но все же при отделении пузыря от печени нужно проявлять осторожность и действовать в основном пальцами рук. После отделения желчного пузыря и протоки последний перевязывают мягким шнуром или шпагатом, а при достаточной длине желчного протока его можно завязать простым узлом. Тут же следует удалить кусочки печени, если они еще остались на желчном пузыре или протоке. Дальнейшую обработку можно сделать в зимовье, охотбазе или дома.

В разных местностях и районах используют различные способы консервирования желчи. Все их можно отнести к двум основным — пассивно¬му способу (завяливанию), получившему наиболь¬шее распространение в связи с простотой выпол¬нения, или активному — он же, по выражению В. Янковского (1970), «классический» тибетский способ.

Пассивный способ

Поверхность желчного пузыря и протоки тщательно и осторожно очищают от жира, крови и за шнурок, которым была перевязана протока, его подвешивают сушить или в отапливаемом помещении (в холодное время года) или в тени на сквозняке (в теплые сезоны года). Необходимо проследить, чтобы в процессе сушки желчный пузырь не соприкасался с предметами, имеющими специфический запах. При этом ‘способе испарение влаги из желчи через поры пузыря продолжается в течение 20—40 дней. Для более равномерного прохождения процесса и час¬тичной защиты от пыли некоторые охотники подвешивают над желчью экран — кулек из чистой бумаги, при этом он должен своей широкой частью как бы прикрывать висящую желчь, но касаться ее не должен. Консервацию считают законченной, когда содержимое на ощупь приобретает консистенцию пластилина. В процессе завяливания (сушки) желчному пузырю пальцами стара¬ются придать удлиненную и уплощенную капле¬видную форму (рис. 2).

Однако большой знаток охотничьего промысла В. Янковский (1970), в принципе не отрицая применения пассивного способа, считает, что он слишком прост и не может служить правильному сохранению этого сырья, особенно в случае дли¬тельного хранения, так как при сушке-завялива¬нии некоторые обстоятельства могут привести к потере веществ более чем наполовину. Поры желчного пузыря неизбежно дают течь и низ такого товара маслянистый на ощупь и блестит. В связи с этим он рекомендует использовать активный способ сохранения, которым всегда пользовались старые охотники и аптекари из стран Азии.

Активный способ. Желчный пузырь извлекается так же, как и при пассивном способе. При воз¬вращении в зимовье или домой желчный пузырь осторожно подвешивают в тепле, но не близко к его источнику, чтобы он оттаял. На угли печки или слабый огонь устанавливают небольшую ме-таллическую посудину — алюминиевую кружку или поварешку. Корейские промысловики всегда с собой для этой цели носили медную чашечку тина глубокого блюдца (пиалы), так как при такой форме желчь, когда она готова, легче выбиать ложкой или ножом.

У оттаявшего желчного пузыря в месте сужения срезают шейку и содержимое его выливают в подготовленную посуду. Темная, зеленовато-ко-ричневая жидкость начинает пузыриться, медлен¬но кипеть и испаряться. Этого опасаться не сле¬дует, так как испаряется только содержащаяся в желчи вода. Постепенно масса густеет, и когда она достигает состояния тягучей мастики, чашечку снимают с огня. А пока желчь выпаривается, охотник должен обработать пустой желчный пузырь Его слегка подсушивают перед огнем, осторожно соскабливают и снимают излишки пленок с притавшим мясом и жиром, мнут руками до состояния полусухого эластичного мешочка. Затем за¬густевшую в посудине желчь выбирают ложкой или ножом, скатывают из нее шарик или колбаску и закладывают в подготовленный желчный пузырь. Присохшую и затвердевшую на стенках посуды желчь аккуратно соскребывают ножом и скатывают вместе с шариком и колбаской — эти кусочки хорошо прилипают. Затем всему пузырю вместе с помещенной в него затвердевшей желчью придают форму плоской котлетки, излишки кожи отрезают, выход завязывают крепкой ниткой и товар готов — его масса равна 3—5 г. При таком способе он долгие годы не подвергается ни усыханию, ни плесени, ни порче.

Сгущенная желчь

При необходимости заготовить впрок желчь для собственных нужд В. Размахнин (1988) рекомендует третий способ — технологию консервации, применяемую на заводах медицинской промышленности. Для консервации свежей желчи по этому способу ее необходимо профильтровать через 2—3 слоя марли, затем добавить к ней 10% (по ее объему) 96е-ного этило¬вого спирта, 1% спиртового раствора фурааилина (его получают путем растворения 0,5 г фурацили-на в 0,75 л 70°-ного спирта и 1% ароматической отдушки (фруктовая эссенция). Эту смесь пастеризуют при температуре 60°С в течение 30 минут, а затем разливаютв стерильные флаконы. Из этой смеси можно приготовить сгущенную желчь. Для этого смесь фильтруют, а затем упаривают на огне в эмалированной или из нержавеющей стали посуде при температуре 60—70вС в течение 12—16 часов. Выпаривание продолжают до десятикрат¬ного уменьшения объема массы сырой желчи. Сгущенную таким образом желчь разливают в стерильные флаконы. При хранении в прохладном и за-щищенном от света месте консервированная или сгущенная желчь сохраняет свои лечебные свойтва в течение 2,5—3 лет.

Народные рецепты. Наиболее часто в настоящее время охотники готовят из желчи средство, применяемое при желудочно-кишечных расстрой-ствах и заболеваниях. Готовят его следующим образом: среднюю по величине (примерно 50 г) кон¬сервированную (сухую) желчь размельчают в по-рошок или режут на маленькие кусочки, помещают в бутыль темного стекла и заливают 0,5 л воки. Настойку выдерживают в темном месте при комнатной температуре не менее недели, содержимое периодически взбалтывают. При хроническом гастрите, холецистите и кратковременных рас-стройствах пищеварения берут 5—7 капель настойки, слегка, по вкусу, но не более трети стакана, разбавляют холодной кипяченой водой и прини-мают внутрь натощак 2 раза в день в течение 2—5 дней в зависимости от самочувствия. Иногда быает достаточно одного приема.

В ряде районов Сибири и Дальнего Востока используется мазь из желчи для лечения пролежней, наружных язв и ран. Чтобы приготовить эту мазь, берут свежий желчный пузырь и до самого верха наполняют его жиром с околопочечной обо¬лочки. Через сутки при периодическом помешивании жир полностью растворяется желчью и получается желтая сметанообразная мазь. Повреженные участки кожи аккуратно смазывают тонким слоем этой мази. Хранят ее в затененном и прохладном месте.

Желчью можно лечить и артриты — болезни суставов, которые обычно проявляются в пожилом возрасте. Для этого 20—30 г сгущенной жел¬чи растворяют в 0,5 л 60-ного спирта. Настойку выдерживают в течение недели при периодичес¬ком встряхивании и хранении в темном месте. Применяют ее наружно в виде компрессов, растираний, как обезболивающее и рассасывающее средство. Таким образом, можно снимать ревма-тические боли, облегчить мучения при радикулите и отложения солей в суставах.

При хроническом гастрите и холецистите используют настойку следующего состава: 5 г сухой желчи растворяют в 0,5 л 40°-нот спирта или в водке. Принимают по чайной или с головой ложке три раза в день перед едой в течение 2—3 недель.

О желчи других животных

У местных охотников юга Дальнего Востока (русских, бурятов, китайцев, корейцев) в недалеком прошлом наряду с медвежьей желчью чшсоким спросом пользовалась желчь диких кабанов. В ряде случаев при лечении болезней она действовала более радикально (Янковский, 1970), а корейские и китайские купцы скупали ее по довольно высокой цене. По размерам желчный пузырь крупных кабанов почти не уступает медвежьим, консистенция содержимого более жидкая, чем у медведя, цвет коричневато-зеленоватый. На вкус — горькая, запах — спещгфический. При консервации желчь кабанов также темнеет.

Обработка, консервирование, хранение и применение желчи диких кабанов проводится так же, как выше описано для желчи медведей.

В ряде районов Якутии и в Приамурье местные охотники и население используют желчь соболя (Размахнин, 1988). В связи с тем, что размеры желчного пузыря у соболя небольшие, консервирование проводят только пассивным способом (сушкой) или замораживают. По массе 20 желчных пузырей соболя приравнивают к одному желчному пузырю медведя.

Очень немногие охотники и специалисты знают о том, что медвежьей желчи не уступает по Своим свойствам желчь такого зверя, как барсук. Обрабатывать, консервировать, хранить и применять ее нужно так же, как это описано выше для медвежьей желчи.

Вообще необходимо отметить, что в старину именно русская народная медицина использовала для лечения желчь практически всех видов зверей и птиц. Вот некоторые сведения, которые дошли до наших дней. Желчью ворона лечили глухоту, некоторые болезни глаз лечили желчью козы, совы, лебедя, крупного рогатого скота. Бельмо сводили желчью, полученной от живой щуки. Таким образом, вопросы изучения лекарственных свойств желчи различных видов животных открывают широкое поле деятельности современным специалистам.

Ссылка на основную публикацию
Если ребенок выпил нафтизин
Если ребёнок выпил Нафтизин, необходимо вызвать врача и принять меры для промывания желудка. Такая ситуация может быть очень опасной из-за...
Дискомфорт во влагалище во время секса
Боль при половом акте у женщин (диспареуния) — это следствие разнообразных причин физиологического, психологического или патологического характера. Даже при единожды...
Дискомфорт в правом боку ниже ребер
Такое явление как боль в правом боку знакомо не только взрослым, но и детям. Оно может возникнуть по причине физических...
Если ребенок проглотил батарейку кругленькую симптомы
Миниатюрные источники энергии – пальчиковые, батарейки-таблетки все чаще применяются не только в современной бытовой технике (пультах, часах), но и в...
Adblock detector